AR-info.ru / Приключенческие гонки и мультиспорт / AdventureRaces.ru

ADVENTURE RACES
Приключенческие гонки и мультиспорт
TEAMBUILDING - тимбилдинги, командные треннинги
Приключенческие гонки и мультиспорт AdventureRaces.ruПриключенческие гонки и мультиспорт AdventureRaces.ru
Привет! !
Авторам >>>


Интервью с Мариной Исхаковой (Либо) :: Статьи :: :



"Интервью с Мариной Исхаковой (Либо)"
Разместил: Татьяна Маслова, 6-7-2015

Марина Исхакова (Либо) стояла у истоков мультиспортивного движения в России в начале 2000-х годов. Она – основательница Федерации мультиспорта и приключенческих гонок, а также создательница нашего сайта. Кроме того, Марина - участница и организатор множества гонок, в том числе и за рубежом. Самая известное ее детище - гонка RedFox в Ленинградской области, которую позже организовывал Костя Бекетов, а сейчас - Виталий Чегаровский. В 2007 году Марина уехала из России, и с тех пор широкой мультиспортивной общественности мало что о ней известно. В ее недавний короткий приезд в Петербург я решила приоткрыть завесу над этой частью ее жизни и взяла у нее интервью.

Гонки, которые Марина считает главными в своей мультиспортивной карьере:
Eco-Challenge 2000, Borneo, Malaysia
AR World Championship, 2001, Switzerland
The Arctic Traverse 2002, Sweden
The RaiD Seria, AR World Cup, 2004, Morocco
Reunion Adventure 2005, Reunion
Regaining World Championship 2013, Russia


Сокращения:
М – Марина Исхакова
Т - Татьяна Маслова




С мужем Фёдором на гонке Oregon Ridge O, США, 2009 г
Т: Марина, привет. Очень интересно узнать подробности твоего отъезда и твоей жизни за границей. Когда ты уехала из России?

M: Официально я уехала в 2007-м. Внутри я все равно считаю, что не уехала (TM: смеется). Я поступила в бизнес-школу Norwegian School of Management BI на программу MBA (Master of business administration) и уехала в Норвегию. Это было общее решение: мы поженились с Фёдором, а он учился на PhD в университете Осло. Какое-то время мы жили на две страны: я жила здесь, он приезжал, но это не работало, и мы решили попробовать жить в Норвегии. Тогда я считала, что уеду на год, получу MBA и вернусь. Я получила МВА, но в 2008-м был кризис, и я оказалась не нужна. У меня были интервью здесь в крупных компаниях, но они не могли меня себе позволить: выпускнику МВА нужно больше платить. Тогда у Фёдора был большой исследовательский проект в Америке, и мы поехали на 6 месяцев в Америку, штат Мэрилэнд. Там у нас родилась первая дочка - это был мой антикризисный проект (ТМ: улыбается). И потом совершенно неожиданно Фёдор получил работу в Австралии. И мы опять подумали: съездим на год – на два в Австралию, посмотрим-побегаем и вернемся назад. И вот сейчас уже пять лет. И глобально восемь лет мы за границей.


Первая российская команда на Eco Challenge Borneo, 2000 г
Т: Вы собираетесь там остаться?

M: Это очень трудный вопрос, его все задают. Мы уже получили гражданство, теперь у нас их два. Мы можем там жить всю жизнь, но хочется чего-то более динамичного.

Т: Давай вернемся в прошлое. Расскажи, пожалуйста, как ты пришла к мультиспорту, к Федерации приключенческих гонок.

M: Как раз этот год – 2015 – очень знаменательный, т.к. в 1995 году прошел первый Eco Challenge – самая большая и престижная гонка в мире, которая дала развитие другим гонкам и брендам и сделала мультиспорт настолько массовым. Это была гонка с максимальным пиаром и призовым фондом, и из события, в котором участвует, скажем, сто человек, стала событием на всех континентах, где сейчас участвуют миллионы людей. Меня в этом году приглашали на 20-летие этой гонки в Лос-Анжелес, туда приехали десятки эко-челленджеров со всего миран, но мне съездить не удалось. А у нас все началось в 2000 году, когда первая русская команда участвовала в Eco Challenge в Малайзии, на острове Борнео. Но у нас не было достаточного опыта, чтобы закончить эту гонку. Год делалась подготовка, были найдены самые легкие палатки, рюкзаки, продукты питания, которые можно было разводить за 3 секунды. Это все заказывалось по Интернету из Америки, все документы переводились.

Т: Это вы все за свой счет делали?

M: У нас были спонсоры. Стартовый взнос был около 10 тысяч долларов. В нашей команде все были из университета с разных факультетов. Как раз вчера мы встречались и это вспоминали. Тренером команды стал Борис Алексеевич Михайлов, главный тренер Университета по ориентированию. Капитаном команды был Михаил Антонов – он был МС по плаванию и велосипеду, Александр Болотов – МС по альпинизму, Максим Кузнецов - по подводному плаванию и велосипеду, я – МС по ориентированию. У них были друзья из Америки, и они увидели клип гонки. Еще не было ни одной русской команды. Это все стоило порядка 50 тыс. долларов на команду. Они нашли хороших спонсоров. И когда мы приехали, у нас спросили: какой у вас опыт гонок? Мы говорим: конкретно гонок - вообще никакой. Мы планировали спать, скажем, 2-4 часа каждую ночь. Гонка была пятидневная. Мы даже представления не имели, что можно столько бежать, и планировали идти. С самым легким и дорогим снаряжением наши рюкзаки весили по 7 кг. У людей рюкзаки весили по 500 г. Для нас был подвиг уже просто стоять на стартовой линии и быть допущенными, потому что был огромный список из 150 пунктов экипировки, и многого совершенно не было в России. Другие команды приходили на Eco Challenge хотя бы после 2-3 лет гонок. Мы были физически очень сильными – я была на чемпионатах мира по ориентированию, но психологически мы абсолютно не понимали, на что шли. Мы боролись очень серьезно, там была 100-километровая гребля на пираху – малайзийских лодках, 100-километровые трекинги по непролазным опасным реальным джунглям, 150 км участки горного велосипеда, веревочные этапы в пещерах и все остальное, но мы сошли после 4-го дня – прошли 450 км из 515.

(Прим. ТМ: Подробнее о российской команде на гонке Eco Challenge-2000 можно почитать здесь)


на гонке VX Kurzeme, Латвия, 2003 г
Т: А из-за чего сошли?

M: Нам оставалось чуть-чуть, и мы могли дотянуть, но началось очень сильное заражение ног. Это была Малайзия, джунгли, и ноги 5 дней были все размокшие. Началось заражение у одного из членов команды – такое, что нельзя было ждать и полдня, мы попросили помощи, потому что была уже угроза для жизни. Это было очень тяжелое решение и воспринималось как сильное поражение, но, я считаю, это было начало. Мне кажется, если бы мы прошли, то мы бы поставили точку и все. Никто не согласился бы на это еще раз. И у меня тогда появилась идея, что нужно привезти это в Россию, и люди должны знать об этом. Если мы не могли финишировать, то у нас есть спортсмены, которые могут финишировать. Мы начали разговаривать с людьми, появилось много сил и поддержки. И в 2002 году мы основали Федерацию мультиспорта.

Т: С кем основали?

M: С Борисом Алексеевичем Михайловым – он был тренер нашей команды и наш тренер по ориентированию. Мы основали Федерацию и начали проводить гонки. Гонки тогде проводились разными силами - Дэн Куприенко проводил, Аня Медведева – в 2001, 2002 году… Была пара гонок в Екатеринбурге и еще где-то.

Т: А какая была первая гонка Федерации?

M: Наша первая гонка - RedFox Adventure Race в 2003 году. Надо было оформлять много документов. Это сейчас легко, а тогда еще не было опыта. И RedFox стала официальной гонкой Федерации.

Т: А для чего надо было регистрировать Федерацию? Может, можно было просто так, как многие, неофициально всё это делать?
M: Потому что это было достаточно экстремально, это было связано с рисками, и таково было требование спонсоров. То есть спонсорам были нужны формальные обязательства. Еще надо было страховать участников, это нельзя было делать лично. С одной стороны, это замедляло сильно процесс, а с другой стороны - позволяло делать большие мероприятия и делать их более выгодными коммерчески.
До 2007 года мы успели организовать несколько гонок Red Fox Adventure Race (которая теперь стала ежегодной и главной российской гонкой, чем я очень горжусь) и несколько зимних гонок Федерации. А также помогали активно в других мультиспортивных событиях. Пару лет мы активно сотрудничали с Nike ACG и сделали 2 отличные гонки - в 2005 и 2006 годах в Сочи и Карелии с очень неплохим призовым фондом.
Параллельно мы с моей командой очень активно занимались развитием тимбилдинга в России и особенно внедрением формата тимбилдинга adventure races в жизнь корпораций. Тогда это было трудно. Сейчас, спустя 10 лет, это видится как невероятно захватывающий этап жизни.


работа на гонке Sydney Sprint Adventure
Т: Твоя спортивная жизнь за границей как-то продолжилась?

M: Сейчас у меня две дочки, а рождение детей сильно влияет на спорт и особенно на мультиспорт, т.к. он требует очень много времени, плюс ты по-другому относишься ко всем этим нагрузкам. Примерно через два года после отъезда мы провели в Норвегии RedFox. Это был проект, нацеленный на Норвегию, но там были участники и из Финляндии, и даже из России приехали 3-4 команды. Мы были членами норвежского мультиспортивного клуба Multitude, там принимали участие в организации гонок - не как главные организаторы. Потом мы уехали в Америку, и там тоже нашли людей (например, Дмитрий Кагановича, директора одной из известных гонок восточного побережья – Сalleva Adventure Race) и им помогали.

Т: А где легче организовывать гонки – у нас или за границей?

M: У нас намного легче. Потому что во всем мире эта сфера очень сильно регламентирована. Наверно, и у нас так будет лет через 20. Самый тяжелый случай – это сейчас Австралия. Наши ребята Сережа Куров и Маша Пляшечко (Прим.ТМ: известные мультиспортсмены, входившие в московскую команду Chasing Daylight), которые тоже сейчас там живут, создали компанию Adventure Junkie. Это ключевая компания в Мельбурне (мы живем в Сиднее, они – в Мельбурне), и они организуют гонки. Это очень трудно. У Маши юридическое образование, и я считаю, это 90% успеха. У меня образование по экономике и бизнесу, и мне бы не хватило нервов, я бы сдалась через год. Потому что документ, который надо подготовить, чтобы получить разрешение, - это 50 страниц. Ты должен прописать все риски, существующие и несуществующие. Даже если это 2-часовая гонка, где люди бегут по заданному маршруту, ты должен написать 50-страничный документ, описать, что будет, если человек подвернет ногу, сломает палец… Погодные условия очень сильно влияют. Подул ветерок, с которым в принципе спортсмены могут справиться, – и рейнджер парка может оценить уровень риска как высокий. У них своя шкала: если больше 15% - уже нельзя проводить гонку. Они могут отменять этапы и говорить об этом вечером перед стартом. Рейнджеры – это сотрудники организации, которая управляет национальными парками.


ориентирование NSW Long, Австралия, 2014 г
Т: А что, вся Австралия состоит из нацпарков?

M: Гонки можно проводить только в национальных парках. И там особые условия. Тебе могут сказать: в этих зонах мы выращиваем новые сорта эвкалиптов, и здесь бегать нельзя. Меня Маша взяла на одну встречу, и 3 часа с тетеньками - сотрудницами парка - мы обсуждали, как мы должны изменить маршрут, чтобы ничего не задеть. Надо разговаривать на языке рейнджеров. И вот ребята уже 5 лет говорят на этом языке. Нужно продумать гонку, где не будет никакого риска и люди при этом получат удовольствие. Это трудно, это требует затрат времени примерно в 10 раз больше, чем здесь.

Т: А вы сами в Австралии гонки не организуете?

M: Мы – нет, это требует очень серьезных знаний и серьезного отношения. Ребята проводили несколько гонок в Сиднее, и мы были в организационном комитете: я занималась маркетингом, Фёдор делал фотографии.

Т: Какие новые виды спорта ты освоила в Австралии?

M: Серфинг. В первые полгода-год мы активно занимались серфингом, даже больше, чем мультиспортом. Дошли до уровня, когда получаешь удовольствия от скольжения по волне. Вокруг Сиднея 20 океанских пляжей. Еще мы немного освоили греблю на океанских каяках. Маша Пляшечко сейчас вообще в тройке австралийских женщин по океанской гребле. А мы больше занимаемся велосипедом и велосипедным ориентированием. Я сейчас в тройке среди женщин Австралии по велоориентированию, и меня пригласили в национальную сборную. Сейчас мы готовимся к чемпионату Австралии в ноябре.

Т: А на ЧМ ты не ездишь?

M: Сейчас я уже завоевала право ехать, но, думаю, мы еще пару лет подождем.

Т: В велоориентировании же довольно короткие дистанции?

M: В «лонге» бывает до 35-50 км – два часа интенсивной работы. Это, конечно, не мультиспорт, но в плане нагрузки очень тяжело. Сейчас это делают на очень технически сложных картах, и растет уровень сложности трасс и подготовки людей. Даже на 50 км идет борьба за секунды. Соревнования здесь очень дорогие - минимум 100 долларов взнос. Первые годы мы участвовали во всем, а сейчас уже выбираем те, где интересные места, новый опыт…


На лекции
Т: Какие крупные мультиспортивные гонки есть в Австралии?

M: Два года назад в Тасмании проходил ЧМ по мультиспорту – на него, к сожалению, мы не смогли поехать. И разные гонки есть, мы о них знаем, планируем, друзья участвуют, но когда ты живешь в другой стране и просто работаешь и не имеешь другой поддержки – это очень тяжело и финансово, и по времени.

Т: Кем ты сейчас работаешь?

M: Я работаю лектором и руководителем программы в Curtin University. Я защитила кандидатскую по управлению персоналом в Школе Менеджмента в 2003 году. Когда я приехала в Сидней, я сначала хотела открывать тимбилдинговую компанию, как у меня было в Петербурге. К сожалению, это оказалось очень трудно, потому что все тимбилдинги там не экстремальные. Я написала письма во все 100 тимбилдинговых компаний, встретилась с десятками директоров. Хотела в какую-нибудь из них устроиться или основать свою. Там гораздо популярнее арт-тимбилдинги, кулинарные, литературные, но не экстрим. Потому что в Австралии очень специфическое отношение к безопасности. Если ты делаешь экстрим на 4 часа в лесу, тебе нужно застраховать каждого участника на большую сумму, и ты работаешь себе в убыток. Компании проводят и экстрим, но это процента три от всех проектов. А проводить кулинарные тимбилдинги мне не хотелось.


c сестрой-близняшкой Натальей Фей, тоже мультиспортсменкой
Т: И ты выбрала преподавание?

M: Через два месяца после приезда я стала работать лектором по контракту. Я думала, что у меня отличный английский, но первые три месяца, даже после полугода в Америке, почти не понимала, что говорят в новостях по телевизору, потому что там совсем другой акцент. Когда приезжаешь в другую страну – кажется: сейчас я покажу людям, а вместо этого приходится каждый день доказывать, что ты не верблюд. И постепенно преподавание стало мне очень нравиться. Я преподавала управление персоналом (Human Resource Management, Cross-Cultural management) в колледже в Сиднее – International College of Management. Там очень международная атмосфера. В классе могут сидеть люди из 30 стран. Австралия – очень многонациональная страна. И это было фантастически. Ты за одну лекцию узнавал от людей больше, чем ты сам знаешь. И год назад меня пригласили на интервью - управлять программой в большом университете. Сейчас я как бы завкафедрой. Наш университет в двадцатке лучших университетов Австралии. Я координирую 250 студентов и 15 преподавателей по менеджменту и сама преподаю менеджмент (International Human Resource Management, Cross-Cultural Management, Organisational Behavior). Т.е. мне в Австралии потребовалось 5 лет, чтобы выйти на тот уровень, на котором я была в России. Сейчас мне обалденно нравится эта работа. Я управляю людьми, многие из которых – австралы, и они прислушиваются ко мне. Мне надо повышать качество образования моих студентов, и у меня уже есть идеи, как это сделать. И уже видны результаты. Этой мой первый официальный отпуск (ТМ: улыбается).

Т: Как ты сказала – «австралы»?

M: Это сленг (ТМ: смеется). Русские так называют австралийцев. В Австралии сравнительно легко приезжим, потому что это страна иммигрантов. Все когда-то туда приехали. Кто-то, как президент нашего клуба по ориентированию, в 8-м поколении австралиец, кто-то приплыл 100 лет назад, кто-то 5… Т.е. такая атмосфера мобильности, как adventure. Люди все время ищут каких-то приключений, и все очень динамично.

Т: А в начале интервью ты говорила, что тебе хочется большей динамичности.

M: Динамичность в Австралии – в том смысле, что люди не знают, на сколько они сюда приехали, где будут жить и когда. Основная разница между Австралией и Россией – там все очень спокойно и нет стрессов. Все решено, все спокойно. Законы четкие и понятные. И поэтому экстрим не очень вписывается в их жизнь. 90 процентов занимается серфингом, потому что это спокойно и ясно. Ты идешь на пляж, и там есть службы, которые окажут тебе помощь, если что-то случится. А походы в лесу – это уже гораздо более рискованно. Этим тоже занимаются, но намного меньше – может, 10 процентов населения. Миллионы людей ездят на шоссейных велосипедах, но не на горных. Если ты выходишь утром в воскресенье - тысячи людей едут на шоссейниках. Нация очень спортивная, но этих людей перетянуть в лес очень сложно. Если ты спросишь, кто занимается спортом, - им занимается каждый. Серфингом - почти каждый, велосипедом и триатлоном – каждый второй. Но вовлечь их в мультиспорт трудно, это воспринимается как опасность. В целом мультиспорт тоже развит, но этим там заниматься сложнее, потому что там другой менталитет.


с мужем и дочками, 2014 г
Т: Я как-то читала твою книгу – о твоей жизни, о Федерации. Писала ли ты с тех пор еще что-нибудь?

M: Книга пока одна, но есть несколько проектов. Та книга состояла из двух частей: первая – про тимбилдинги, а вторая – про Федерацию и гонки. Тимбилдинг - это был очень важный период в моей жизни. Когда я уехала в Норвегию в 2007 году, мне мой отьезд казался предательством моей страны, Федерации, мой компании, моих тимбилдингов.
Я каждый день, наверно, год начинала утро читая дорогие душе сайты. И было очень тяжело на душе. И потом в одно утро родилась идея – написать книгу. Я написала там о том, что мы успели сделать и что не сделали.... И как камень упал с души....
Книга вышла в издетальстве Речь в 2010 году. Даже сейчас, спустя пять лет, еще регулярно приходят письма со всей России о отзывами на книгу.
Возможно, когда-нибудь будет продолжение о том, как это происходит в других странах. На самом деле, в России совсем другая почва для этого. Вот сейчас прошла опять RedFox Adventure Race, и я это уже вижу по-другому. Здесь, в России, люди сами тянутся к экстриму. Они хотят бороться с трудностями, доказывать себе, и людям это надо. Они намного более сильные и твердые духом. Я только сейчас стала понимать, что значит наша культура и почему наши люди такие. И стала уважать это намного больше, чем раньше. Потому что в других странах таких людей почти нет. Вот мы вчера встречались с Шурой Эдуардовым. Он натер ноги – это больно, хреново, и он еще 48 часов шел и ехал в таком состоянии. Ни в какой стране мира люди так не будут делать, потому что нет такой силы духа, и еще если что-то случится с твоей ногой, на медицинскую помощь и реабилитацию ты истратишь, скажем, 5 тысяч долларов. И люди сходят сразу, не борясь и не задумываясь.

Т: Но есть же много сильных мультиспортивных команд за границей.

M: Да, конечно, они есть. В Австралии тоже есть десяток упертых команд, которые будут бороться до последнего. Но это никогда не будет таким массовым спортом и явлением, потому что людям это не надо. Тысячи людей готовы пробежать двухчасовую гонку в парке, но на трехдневную гонку приедет не больше сотни, и только десяток будет готов реально бороться.

Т: А чего тебе еще в Австралии не хватает, и куда бы ты хотела переехать?

M: Глобально я была бы очень рада вернуться в Россию. Раньше меня вообще это сильно мучило, я каждый день просыпалась и хотела вернуться. Сейчас я профессионально могу хорошо себя реализовать там. Я влияю на жизни людей, даю им знания. Но хочется делать это здесь, и у меня всегда будет такая заноза. Мы сейчас там, потому что мой муж там занимается исследованиями, а здесь в университете нет тем, которыми он мог бы заниматься. Это основное. Там дышится отлично, нет стрессов, но когда ты приезжаешь сюда, ты здесь более счастлив. Поэтому я верю, что мы сюда вернемся. Самое страшное – сказать себе, что ты никогда не вернешься.

Т: Ты заметила, что с твоим отъездом мультиспортивная жизнь в России стала менее интенсивной?

M: Это тоже меня мучает. Но я очень благодарна тем людям, которые проводят гонки – Виталий Чегаровский, Костя Бекетов, Денис Куприенко и очень много других людей кто проводит гонки в Москве и в России. Они супермолодцы. Все равно здесь жизнь развивается. Круто видеть, что на улицах появились прокатные велосипеды, велопарковки. Мы были в Яндексе у Фединого друга – здорово, что есть такие компании, где ходят люди с горящими глазами. У нас, например, в университете нет тренажерного зала и зала для йоги, бесплатной еды. У нас нет Мариинского театра. А главное - нет таких людей.

Т: Спасибо за интервью! Надеемся на твое возвращение.




2015-07-10 09:46:53, Татьяна
Если у человека было что-то настоящее в жизни - это остаётся навсегда. А про русских - так и есть - и характер, и воля, и...не понятно почему надо так себя проверять!

Оставить коментарий :

Псевдоним:
Ваши замечания:
Ссылка (если нужно) - с http:// :
Название ссылки (если нужно):

Вычесть 1 из кода на картинке
Введите РЕЗУЛЬТАТ!:




Всего статей во всех разделах:221
Рассказы о приключенческих гонках79
Интервью с мультиспортсменами 29
пост-релизы и пресс-релизы12
Интервью с директорами и мультиспортсменами приключенческих гонок62
Тренировки14
Организаторы приключенческих гонок12
Экипировка для приключенческих гонок10
Питание мультиспортсмена3





       AR-info.ru       AdventureRaces.ru   
 
Экстремальный портал VVV.RU Copyright © 2003 — 2017 Приключенческие гонки и мультиспорт. Первый мультиспортивный портал
Designed by Pravenkaya